Фельетончик Молодой журналист Илюша Севалкин, пишущий материалы по сельскохозяйственной тематике, уж неделю как пребывал в печали. То есть ровно с того дня, как окончательно понял, что никому его удои-надои-гектары не нужны. Размышляя о своей незавидной журналистской доле, Севалкин то и дело с завистью поглядывал на обозревателя криминальной хроники Нестреляйко. Его рубрика «Беспредел» пользовалась неизменной популярностью у читателей, крепко подсевших на «кровавые» новости, а также всяческие ЧП и ЧС. Ну кто, в самом деле, будет читать про подкормку озимых, когда рядом пестрят заголовками статьи типа «Смертельная охота на маньяка», «В постели с монстром», «Расчлененка», «Взрыв в рыночном туалете», «Последнее застолье каннибала»? Пребывая в глубокой депрессии, Севалкин сам не заметил, как к информации о ремонте сельхозтехники набрал заголовок «Механизаторы легли под комбайны». И, о чудо! Назавтра у заурядной заметки про то, как ремонтники, и вправду лежа под агрегатами, крутили гайки, было рекордное число просмотров! «Так вот где корова зарыта!» — радостно подумал Севалкин и тут же выдал новый шедевральный заголовок к материалу о свиноводстве «У кого рыльце в чумовом пушку?». И пошло-поехало: «В скирде нашли тела», «Битва за урожай окрасилась кровавым цветом», «Рог — в бок, копытом по темечку», «Деток закопали в землю». И не важно, что рога и копыта принадлежали бодавшимся со скуки коровам, а тела — трактористам, заснувшим спьяну в соломе и обнаруженным там бригадиром. Неважно, что «кровавый» цвет жатвы обеспечил вишневый компот, разлитый бригадной поварихой, а «детками» Илюша образно назвал саженцы яблонь. Нужные заголовки делали свое дело — росли рейтинги и доверие редактора. Севалкин, который теперь подписывался псевдонимом Илья Агроном, стал значимой фигурой и признанным мастером по превращению коровьего (или любого другого) навоза в конфетку. В кои-то веки материалов о сельском хозяйстве читатели ждали больше, чем сообщений о ДТП, пожарах и взрывах. Обозреватель криминальной хроники Нестреляйко уже был готов сам кого-нибудь застрелить, лишь бы только переломить ситуацию. Шутка ли, это первый в истории журналистики случай, когда агроновости обошли по популярности происшествия! …Вскоре редактор сделал Илюше прибавку к окладу. Ведь того и гляди переманят ценного работника в пресс-службу какой-нибудь не слишком хорошо пахнущей компании или пригласят очередную «звездульку» раскручивать, а то и, страшно сказать, в самые верха позовут. «Такой «мастер-кондитер» самим сгодится», — подумал редактор-хитрец и отправил Севалкина писать о победителе конкурса по искусственному осеменению крупного рогатого скота. Уже через день читатели рвали друг у друга из рук газету, на первой полосе которой красовался заголовок — «На МТФ № 5 все телята похожи на осеменатора Домогацкого».[[SAKURA{«type»:»thumb»,»id»:32062,»alt»:»»}]]Фельетончик Молодой журналист Илюша Севалкин, пишущий материалы по сельскохозяйственной тематике, уж неделю как пребывал в печали. То есть ровно с того дня, как окончательно понял, что никому его удои-надои-гектары не нужны. Размышляя о своей незавидной журналистской доле, Севалкин то и дело с завистью поглядывал на обозревателя криминальной хроники Нестреляйко. Его рубрика «Беспредел» пользовалась неизменной популярностью у читателей, крепко подсевших на «кровавые» новости, а также всяческие ЧП и ЧС. Ну кто, в самом деле, будет читать про подкормку озимых, когда рядом пестрят заголовками статьи типа «Смертельная охота на маньяка», «В постели с монстром», «Расчлененка», «Взрыв в рыночном туалете», «Последнее застолье каннибала»? Пребывая в глубокой депрессии, Севалкин сам не заметил, как к информации о ремонте сельхозтехники набрал заголовок «Механизаторы легли под комбайны». И, о чудо! Назавтра у заурядной заметки про то, как ремонтники, и вправду лежа под агрегатами, крутили гайки, было рекордное число просмотров! «Так вот где корова зарыта!» — радостно подумал Севалкин и тут же выдал новый шедевральный заголовок к материалу о свиноводстве «У кого рыльце в чумовом пушку?». И пошло-поехало: «В скирде нашли тела», «Битва за урожай окрасилась кровавым цветом», «Рог — в бок, копытом по темечку», «Деток закопали в землю». И не важно, что рога и копыта принадлежали бодавшимся со скуки коровам, а тела — трактористам, заснувшим спьяну в соломе и обнаруженным там бригадиром. Неважно, что «кровавый» цвет жатвы обеспечил вишневый компот, разлитый бригадной поварихой, а «детками» Илюша образно назвал саженцы яблонь. Нужные заголовки делали свое дело — росли рейтинги и доверие редактора. Севалкин, который теперь подписывался псевдонимом Илья Агроном, стал значимой фигурой и признанным мастером по превращению коровьего (или любого другого) навоза в конфетку. В кои-то веки материалов о сельском хозяйстве читатели ждали больше, чем сообщений о ДТП, пожарах и взрывах. Обозреватель криминальной хроники Нестреляйко уже был готов сам кого-нибудь застрелить, лишь бы только переломить ситуацию. Шутка ли, это первый в истории журналистики случай, когда агроновости обошли по популярности происшествия! …Вскоре редактор сделал Илюше прибавку к окладу. Ведь того и гляди переманят ценного работника в пресс-службу какой-нибудь не слишком хорошо пахнущей компании или пригласят очередную «звездульку» раскручивать, а то и, страшно сказать, в самые верха позовут. «Такой «мастер-кондитер» самим сгодится», — подумал редактор-хитрец и отправил Севалкина писать о победителе конкурса по искусственному осеменению крупного рогатого скота. Уже через день читатели рвали друг у друга из рук газету, на первой полосе которой красовался заголовок — «На МТФ № 5 все телята похожи на осеменатора Домогацкого».