Сейчас от них часто слышишь: и как мы все успевали? Да, работали много, очень много, держали хозяйство, растили детей и успевали еще получать грамоты, ордена, медали. Вот такие они, наши женщины, как Екатерина Федоровна Морозова из Тимашевска.

Она появилась на свет в станице Брюховецкой в первый день первого месяца зимы 1942-го в многодетной семье. Как сейчас вспоминает со вздохом, детства-то толком и не было. Какая там школа, если не в чем было пойти. Сельская ребятня, вечно голодная, объедала все, что попадало под руку, — рогоз, зеленые плоды жердели, цветы акации, шелковицу, колоски собирали, хоть и гоняли объездчики.

Родители по болезни перебивались случайными приработками. В шесть лет с братишкой подрядились помогать пастухам пасти коров. Молодые подпаски стали приносить в дом хоть какие-то копейки. Может, именно тогда научилась Катя на лету схватывать все навыки, примечать, как работают другие, и они ей пригодились позже. Суровая школа выживания не позволила забыть родных — она, когда начнет зарабатывать, будет помогать им из небольшой зарплаты растить младших, помня о своем детстве.

…Ей шестнадцать, уже хлопцы заглядываются на пригожую дивчину, коров пасти стесняется, просит отца отпустить в Тимашевск, там, на свиноферме, нужны рабочие руки. Преодолевая отцовское сопротивление, все же едет с подружкой за новой неизвестной жизнью: подруге все не в радость, работа не нравится, и вскоре Катя остается одна. Здесь, на свиноферме совхоза «Тимашевец», складывается ее трудовая биография, приходят успехи и многочисленные грамоты, а потом и ордена. В Тимашевске отныне ее дом, ее судьба, семья, дети.

— Дали нам комнатку, прямо на второй ферме были дома, — вспоминает Екатерина Федоровна. — И на следующий день вышли на работу. Сначала в подменных у свинарки работала, потом вскорости меня поставили на группу. Дали восемь свиноматок, и вот они опоросились. Ну я немного знала, как за ними ухаживать. Каждая свинья приносила от девяти до одиннадцати поросят, и мне надо было позакреплять их за сосочками, так объяснила бригадирша.

Когда перешла на первую ферму, там уже работала на 40 маток и была сама хозяйкой. Как вспоминает, задор у нее такой был — всегда быть первой. Чтобы все поросята выжили и набрали за два месяца хороший вес, свиноматка должна была хорошо питаться: она кормила малышат каждые полчаса, и за сутки у нее должно было выработаться не менее четырех с половиной литров молока.

— Бегу вдоль станков, смотрю, кого отбивают. И сразу в станок перепрыгиваю, поддерживаю — у меня поросят погибало мало. С 40 маток выход был не менее 430 поросят, — с гордостью вспоминает Екатерина Федоровна. — Особенно тяжело было после второго месяца, когда от маток отнимали, надо было хорошо кормить — молоком, кашкой. Ведер с кормами натаскалась на всю жизнь, старалась накормить побольше да получше. Вот и выходило у меня поросят богато. И хамсы им намешаю в суп, и варенки с хладобойни. На каждом собрании благодарили. Первую грамоту получила, когда еще семнадцати не было.

После четырех месяцев поросят передавали на четвертую ферму — откормочную. А ей давали новых — и так за год принимала три опороса. Из Краснодара, вспоминает, начальник приезжал большой, спрашивал, как так, у Морозовой такие большие привесы, а у других нет? Первую свою большую награду — орден Ленина — она получила, когда еще не было и тридцати лет.

Зарплата была самая большая в 60-63-м годах — 70 рублей, для сравнения — хлеб тогда стоит два-два с половиной рубля. Раз в четыре месяца, когда сдавали поросят, получали премию в 25 рублей. Потом заработки начали расти, в 1985-м, вспоминает знатная свинарка, она одна стояла на 45 маток и весь год получала зарплату свыше 500 рублей, больше всех на ферме, за хорошие привесы молодняка. В 1986-м ей вручили за успехи в животноводстве орден Трудового Красного Знамени. Получила золотую медаль ВДНХ, стала почетным животноводом Кубани. 40 лет без малого проработала в совхозе «Тимашевец», почти до того времени, как его стали, по ее словам, «раскурочивать».

С мужем Георгием познакомились здесь же, работая в совхозе, прожили вместе 45 лет. Несмотря на тяжелую работу, держали большое хозяйство — в те годы у многих оно было. Детей вырастили, дома им построили. И как только все успевали, задумчиво говорит ветеран, а может, время было такое: и простой труд был в почете — большими наградами отмечали, и народ работать не разучился.

Про ордена

От серебра до платины

Орден Ленина в СССР был высшей государственной наградой, учрежденной 6 апреля 1930 года. Его носили на левой стороне груди над всеми другими орденами.

Внешний вид, размеры и материалы, используемые для изготовления ордена, многократно менялись. В 1930 году страна жила бедно, и дизайн и материалы были соответственными. Первый тип ордена Ленина (1930—1932) изготавливали из серебра 925-й пробы. Но другие награды СССР оказались украшены богаче, чем главная награда страны, посему орден Ленина второго типа (1934—1936) уже изготавливали из золота 750-й пробы и добавили основные пролетарские символы — Красную звезду и Красное знамя.

В ордене третьего типа (1936—1943) барельеф сделали отдельной деталью из платины. И проба золота была выше — 950-я. Орден четвертого типа (1943—1991) в 1943 году приобрел пятиугольную колодку, покрытую шелковой муаровой лентой. Все ранее выданные ордена подлежали замене — массово это сделали после окончания войны.

Орденом Ленина награждались за особо выдающиеся заслуги граждане, предприятия, воинские части, военные корабли, республики, края, области, города и др. № 1 получила в 1930 году газета «Комсомольская правда». Последний в истории СССР орден Ленина был вручен в 1991 году. С момента учреждения ордена было произведено 431 418 награждений.