О том, что в Тимашевске есть такая организация — комитет солдатских матерей «Защита», мамы сыновей-новобранцев узнают тогда, когда у них во время службы появляются проблемы. Откуда они узнают номер телефона Александры Сергеевны Тышкевич, ей и самой неведомо. Но молва идет впереди человека, а она гласит, что ни от одной просьбы солдатская мама не отмахнется.

Мама, я уже в Ханкале. Очень часто отправной точкой в нашей жизни становится какое-то событие, которое расставляет приоритеты. Для Александры Сергеевны им стал призыв в армию старшего сына Романа. 1997 год, чеченская война в разгаре, сводки событий как с фронта — она, как и все мамы призывников, плакала от одной мысли, что туда может попасть ее сын. А он в своем выборе оказался непреклонен: должен пойти в армию, несмотря на все отрицательные заключения врачей. Это был его выбор, с которым мать не могла смириться: нет не против службы в армии она была, но война… Вспоминает, что в отчаянии пошла в комитет солдатских матерей — в Тимашевском районе он тогда был недавно создан.

— Они на меня посмотрели и сказали: ну и радуйся, что комиссуют. А чему радоваться? Роман хотел служить. Порвал все заключения врачей и по повестке явился в военкомат, — вспоминает Александра Сергеевна. — Через год попал в Чечню. Служил в железнодорожных войсках на бронепоезде, который курсировал между Владикавказом и Чечней. И как-то звонит мне: мама, я уже в Ханкале. Поняла, что плакать бесполезно, надо действовать, зажала всю свою волю в кулак и опять пошла в комитет — уже чтобы записаться. А председателем его я стала стала позже, в марте 2002 года. Наши местные мамы собирали продукты питания, теплые вещи, везли во Владикавказ.

К тому времени она уже была в центральном Совете родителей военнослужащих России в Москве, возглавляет который и сейчас Галина Ильинична Шалдикова. Вместе с ней и другими членами правления на вертолете они везли гуманитарную помощь в Чечню: если получали разрешение на проезд в зону дислокации наших частей, то старались раздать пакеты в руки каждому солдату. А мальчишки и на войне оставались ими — просили сладостей, конфет. Ее Рома отслужил в армии два года, маме предпочитал не рассказывать, за что получил медаль «За отвагу». Второй сын, Сергей, тоже служил в неспокойном регионе в погранвойсках на границе Ставропольского края, и там были локальные конфликты, о которых до сих пор мало кто знает.

Чужих детей не бывает. Сыновья вернулись домой, выучились. Роман на юриста, Сергей — на программиста. А их мама Александра Сергеевна для себя решила, что продолжит общественную работу в тимашевском комитете солдатских матерей «Защита». Чужих детей не бывает, она это за годы работы в комитете поняла. Совет родителей военнослужащих России в те годы возник не случайно и не без причин, много было в обществе всякого рода нареканий на армию. Но как охватить всю Россию, ведь наши мальчишки служили в воинских частях в разных ее уголках. И тогда в 2005 году мамы из 78 регионов России собрались в Москве на съезд и решили объединиться в одну структуру, чтобы можно было организовать взаимодействие и взаимопомощь. И если сегодня чья-то мама обращается с мольбой решить проблемы ее сына-новобранца, то совсем не обязательно ехать, скажем, на Север или на Дальний Восток. Везде есть советы, куда Александра Сергеевна может позвонить и попросить решить проблему. Она член правления Совета, курирует весь Южный военный округ, одна из пяти мам России, которых безоговорочно пускают в любую воинскую часть, о чем можно узнать даже на сайте Минобороны РФ.

Они отличные мальчишки. Войны, слава богу, нет. Многое в армии изменилось. И не всегда в лучшую сторону, это солдатские мамы могут утверждать на основе своего многолетнего опыта. Свои предложения комитет аккумулирует, обосновывает и посылает в адрес Госдумы РФ, президента, во все силовые структуры. В этом году намечаемый съезд Совета матерей в Москве не состоялся из-за коронавирусных ограничений. Возможно, соберутся в апреле-мае будущего года.

— Я дома вообще не сижу, — говорит Александра Сергеевна. — Мой Валерий Адольфович, супруг, уже привык к тому, что у меня днем и ночью телефон работает. Знаете, когда закончилась война в Чечне, как-то меньше было обращений, а последние лет десять их все больше. Я как психолог по образованию работаю с замкомандира по воспитательной части: смотрю дела ребят из малообоспеченных, неполных семей, детей-сирот, судимых, женатых и так далее. Чаще всего еду в часть решить вопрос по просьбе мам, которые звонят в панике: моему сыну плохо, у него конфликты, его в чем-то обвиняют, ему нужны деньги, ситуации бывают разные. Ребята сейчас служат год, а не два, как раньше, и это, считаю было неверным решением, они не успевают адаптироваться в армии, влиться в коллектив, у них нет той крепкой мужской армейской дружбы, которая раньше была у отслуживших. В армии они начинают давить на маму, на ее жалость. Для меня важно во всем разобраться, может, парень и не виноват, считаю, решение отменить гауптвахту тоже было ошибкой, так командир сам мог наказать провинившегося. А теперь все решается в судебном порядке, то есть парню могут всю жизнь испортить.

— Это отличные мальчишки, с кем мне приходилось разбираться. Они мне до сих звонят, называют мамулечкой, у меня столько таких племянников и сыновей, — смеется Александра Сергеевна. — На 50 лет приехало много ребят, которые отслужили в армии, с женами, детьми, много коллег, глав администраций из районов и из края. Было море цветов и подарков. Столько всего навезли. И гуляли до утра! Они мне и сейчас звонят: мамуль, может, мы соберемся? А я отшучиваюсь — 60 лет не отмечаю. Хотя всем от души рада.

Напомним, в последний день осени свой день рождения отмечает глава Тимашевского района Андрей Палий