Поделюсь с читателями своими впечатлениями от участия в телепередаче «Андрей Малахов. Прямой эфир». Меня спрашивали, что я предпринял, чтобы оказаться на передаче? Как готовится эфир? За чей счет поездка и съемки? Что в передаче настоящее, а что «бутафорное»?

Первое. Ничего не предпринимал, не собирался и не готовился. Постоянные читатели «Антиспрута» должны помнить последние наши публикации, в которых сообщалось, что в конце октября мы разместили на своем сайте информацию о том, что снова поступают жалобы на работу тимашевского морга, в очередной раз готовимся обсудить проблемы на постоянной депутатской комиссии либо на «круглом столе», собираем жалобы и заявления. А спустя несколько дней случилось… 31 октября. «Антиспрут» не мог не присутствовать на центральной площади Тимашевска. Все расспросил, зафиксировал. Шокирующая новость быстро облетела не только региональные, но и центральные средства массовой информации. Учитывая прежние депутатско-журналистские расследования, «Антиспрут» оказался наиболее информированным о проблемах морга. Коллеги стали обращаться за комментариями.

Через несколько дней позвонили с государственного канала РТР-1. Поинтересовались, на чьей я стороне — властей или ритуальных фирм? Ответил — на стороне жителей Тимашевского района, которые обращаются к нам за помощью. Предложили приехать в Москву в качестве эксперта на телепередачу. Такси в аэропорт, билеты на самолет, доставка в гостиницу, проживание, питание, доставка на студию и потом также в обратном порядке — все за счет телепрограммы.

Не скажу, что был обрадован предложением, взволнован или ошарашен от неожиданности. Раньше снимался и на РТР и ОРТ. Однако ехать в Москву, вводившую все новые и новые ограничительные меры в связи с коронавирусной инфекцией, не очень-то хотелось. Поэтому воспринял предложение нейтрально. Не спешил с ответом. Все взвесил. И решил. Чем суетиться при подготовке очередного заседания постоянной депутатской комиссии, о котором мы объявили еще до происшествия, решил — лучше во всех отношениях поучаствовать в телепрограмме. Если федеральные власти увидят наши проблемы и отреагируют, будет больше шансов навести порядок. Согласился.

Предложили подписать довольно объемное соглашение об участии в телепрограмме. В основном речь о разрешении без ограничений распоряжаться отснятым материалом с моим участием. До выхода передачи в эфир не разглашать содержание телепередачи и не давать интервью, не сниматься до эфира на других каналах. Не ругаться матом на съемках. И еще много чего.

Через несколько дней в назначенное время такси подкатило к дому. По пути заехали за блогером, который снимал 31 октября «акцию» на центральной площади Тимашевска. В Краснодарском аэропорту встретили трех руководителей ритуальных фирм из Тимашевска. Их специально доставили другим транспортом, хотя летели в Москву одним рейсом. Прибыли в столицу в начале двенадцатого ночи.

Едва приземлились в Шереметьево, позвонили таксисты. Снова поехали раздельно: мы с блогером на одной машине, ритуальщики на другой. Где-то к полуночи прибыли в трехзвездочную гостиницу «Ситипарк». Поселили каждого в отдельный комфортабельный номер. Сотрудники телепрограммы постоянно были на связи. То и дело интересовались, все ли в порядке. Консультировали, информировали о завтрашнем съемочном дне. К съемкам не готовился. Вся информация — в голове.

В назначенное время также вместе с блогером на заказанном каналом такси прибыли на киностудию имени Горького. Как оказалось, именно там подсобные помещения и сама студия, где снимаются телепередачи «Андрей Малахов. Прямой эфир». Нас с блогером развели в разные коридоры. Меня попросили пройти в помещение для экспертов. Предложили чай, кофе, печенье, конфеты. Обстановка была очень доброжелательной. Через время подошли еще четыре эксперта, среди них заслуженная артистка РСФСР Наталья Бондарчук. Как потом оказалось, ей было чем поделиться по обозначенной теме — когда ставила на кладбище памятник своей матери известной актрисе Инне Макаровой.

Предложили пройти в гримерку. Дама приятной наружности кисточкой «отреставрировала» лицо — нанесла тонкий слой какого-то вещества, чтобы не отсвечивало от камер. Моя прическа ее удовлетворила. Однако предложила слегка брызнуть лаком. Сотрудница, которая раньше постоянно была на связи по телефону, провела короткий инструктаж. Обратила внимание, что эксперты не должны дожидаться, когда им предоставят слово. Сказала, у вас будет персональный микрофон. В нужный момент дискуссии достаточно обратиться к Андрею Малахову. Он вас будет слышать. Даст слово. Потом я об этом забыл и во время съемок напрягал голосовые связки, полагая, что микрофон не работает. Наверное, оглушил ведущего.

Затем провели через небольшие лабиринты в помещение с высоченными потолками и, скажем так, не очень презентабельными стенами. Посредине помещения темной плотной тканью что-то «окутано». У одного стола среднего возраста женщина специальной щеткой смахнула с моего пиджака невидимые соринки. У другого стола молодой человек закрепил мне микрофон возле щеки и блок питания на поясе. Следующий специалист подвел к тому самому непонятному «задрапированному» темной плотной тканью не пойми-чему, откинул шторку, и мы очутились внутри студии, в которой на специальной трибуне уже сидел «народ». Послышались аплодисменты. Осмотрелся, в зоне участников передачи никого. Значит, аплодируют моему выходу. Подумал — на лацкане пиджака депутатский значок, похожий на госдумовский, наверное, приняли за депутата Госдумы.

Забегая вперед, скажу, в ходе передачи несколько раз отражал упреки, что не принимаем нужные законы и тому подобное (районный Совет депутатов законов не принимает, это не законодательный, а представительный орган). И заслуженная артистка РСФСР Наталья Бондарчук, говоря о необходимости организации психологической поддержки в скорбные дни, акцентировала внимание: «Человек теряет рассудок. Неужели ни одна организация при Думе… (и показала рукой на меня, мы рядом сидели) не будет заниматься простыми людьми?».

…Через короткое время один за другим вышли приглашенные эксперты. Вроде как ниоткуда быстрым шагом вышел ведущий Андрей Малахов. На экранах запустился ролик с видом центральной площади Тимашевска и мольбой о помощи руководителя ритуальной службы Романа Пикало над умершей женщиной.

Казалось, в эту минуту в студии все вокруг пришло в движение. После вступительного слова ведущий пригласил в зал «героя» ролика Романа Пикало, который прибыл на передачу со своим адвокатом. Пикало рассказал, как целый день безуспешно пытался сдать тело в морг сначала в Тимашевске, затем в райцентре Красноармейского района, искал другие варианты, но все безуспешно. Поэтому на следующий день и решился на такой отчаянный шаг. Другого пути, чтобы его услышали, не видел. Главным виновником всего происходящего считает руководителя Тимашевского отделения «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Т.Т. Корхмазова, на имя которого было выписано направление на исследование тела. Мнения в студии разошлись. Дискуссия быстро обострилась. Стороны в своих оценках не стеснялись. Выслушали сына женщины из Калининского района, тело которой было вынесено на площадь, выразили свои соболезнования. Обсудили действия ритуальщиков, местных властей.

Я, как автор многих статей по этой тематике, как главный редактор газеты, депутат райсовета, летел в Москву с намерением принять участие в обсуждении причин произошедшего в Тимашевске и мер по недопущению подобного не только в отдельном городе и муниципальном районе Кубани, но и в других районах, да и регионах тоже. Тимашевск благополучный город, как и весь муниципальный район, каких тысячи в России. Со своими проблемами. Но мои надежды на телепередачу одно, а реалии совсем другое. Зря раньше не смотрел Малахова… Как показалось, некоторые приглашенные на передачу «штатные эксперты» запросто могут в любое время «запустить» дискуссию на голых эмоциях.

Кто-то объясняет это борьбой за зрителей, которые предпочитают шоу серьезным аналитическим программам. Как бы там ни было, спасибо РТР-1 и телепрограмме «Андрей Малахов. Прямой эфир», что обратили внимание на проблему, которую, убежден, сегодня пытаются решить не только тимашевцы. Хочется верить, что проводимые сейчас прокуратурой, Следственным комитетом, антимонопольной службой проверки принесут свои положительные плоды. Избавят от «морговского кошмара» людей, которым в такие дни и без того особенно трудно.

И еще. Хочется обратить внимание на то, что не следует надеяться только на правоохранителей. Они обычно реагируют только при наличии заявлений. Наши земляки, потерявшие своих родственников, пишут жалобы. А потом некоторые из них, когда на них нажимают —угрожают или уговаривают, отказываются от претензий. Говорят, что не хотят портить нервы и время. Не верят, что при необходимости их защитят. В итоге получается: человек как будто решил свою проблему. А на самом деле только отсрочил. Грабли… остаются. Не на этой, так на другой дороге…

Виталий ЛЕБЕДЕВ,гл. редактор газеты «Антиспрут», депутат МО Тимашевский район.

Данная публикация представляет собой мнение автора, основанное на положениях законов и подзаконных актов, жалобах граждан, личных журналистско-депутатских расследованиях, на впечатлениях от поездки на передачу.

От редакции «ЗТ». Данная публикация приведена с сокращениями. Полный текст — здесь