Общеизвестно: человек существо социальное, и поскольку семья ячейка общества, первые трудовые навыки мы обретаем среди родных и близких.
Моя мама родилась в 1930 году пятым ребенком в рабоче-крестьянской династии Береговых. Добывая хлеб свой насущный, работали все от рассвета до заката. А вечером, после семейного ужина, пели песни, занимались рукоделием. В те времена в каждом доме сами и шили, и пряли, и вязали, и хлеба выпекали. Каждая барышня стремилась воплотить свои фантазии и вкусовые предпочтения в кружевоплетении или вышивке на пяльцах. Удивительные цветы и птицы, разно-цветные славянские узоры украшали сорочки, сарафаны, платки, рушники, скатерти, шторы, наволочки.

Долгими зимними вечерами при свете керосиновой лампы и мама приобщалась к красоте народного творчества. Но в одиннадцатилетнем возрасте она услышала слово война. Отец и братья ушли на фронт, приближались бомбежки, холод, голод. Казалось бы, какое теперь творчество? Согреться бы и хоть чуточку перекусить… Однако рукоделие спасало, отвлекая от горестных мыслей, от урчащих желудков.
После многочасовых смен у станков женщины и дети находили в себе силы — шили какие-то вещи, вязали, вышивали и вместе с бодрыми письмами отправляли бойцам в посылках на фронт. Все для скорейшей победы.

Редко какую семью обходили стороной скорбные похоронки. Старший мамин брат Михаил Иванович Береговой погиб при героической обороне Москвы, средний, Иван, ушедший на фронт добровольцем в 16 лет, сгорел в танке на Курской дуге. До Берлина дошел только ее папа Иван Васильевич. Мама и сама иногда удивлялась: как удалось выжить? Разруха, карточки… Кусочек макухи казался слаще любой шоколадки! Писали чернилами из бузины на старых фронтовых газетах, меняя последний обломок трофейного карандаша на цветные нитки для вышивания. Ибо праздник рукоделия продолжал согревать озябшие души и тела.

И это просто замечательно, что редакция «Знаменки» призвала читателей открывать старенькие бабушкины сундуки и делиться воспоминаниями о семейных реликвиях.
Так уж вышло, что четыре года назад, в канун Всемирного Дня Матери, мы остались без мамы… Время, увы, неумолимо. А ее доброта, песни, вышивки продолжают согревать всех, кто общался с ней при жизни. Хочу напомнить гениальные слова из песни: «Все на свете могут наши мамы, только не умеют не стареть…». Берегите их, пока они рядом.

Мамины вышивки продолжают согревать всех, кто общался с ней при ее жизни, утверждает автор — Сергей Лавренов

Автор Сергей Лавренов

От редакции. Если и в вашей семье есть своя реликвия, напишите о ней и, по возможности с фотоснимком, пришлите к нам в редакцию «Знаменки» [email protected] Пусть об этом узнают земляки. Ведь реликвия — это не то, что спрятано от всех, это часть нашей большой истории, которую мы не должны забывать.

Еще о реликвиях: Ключ от «времени» свекор вручил мне

Папа снимал на трофейный Voigtländer, который привез с войны